Нур-Султан -0.5°
×

Сможет ли Казахстан достичь углеродной нейтральности к 2060 году, как об этом заявил президент?

По словам Касым-Жомарта Токаева, к 2060 году доля возобновляемых и альтернативных источников энергии составит более 80% от общего энергобаланса страны. При этом, глава государства заявил, что для достижения этой амбициозной цели необходимы системные усилия: модернизации топливно-энергетического комплекса, пересмотра индустриальной и агропромышленной политики, новых подходов в жилищно-коммунальном хозяйстве, строительстве и образе жизни людей. Достижима ли эта цель? Elorda Info представляет мнения экспертов.

 

Сможет ли Казахстан достичь углеродной нейтральности к 2060 году, как об этом заявил президент?
Фото: elements.envato.com

Благие намерения

Напомним, не так давно президент Казахстана принял участие в международной конференции «Пути достижения целей Парижского соглашения и углеродной нейтральности Казахстана», которая состоялась в Нур-Султане. На официальном сайте президента РК говорится о том, что «Касым-Жомарт Токаев указал на тревожные выводы, содержащиеся в Шестом оценочном докладе об оценке изменения климата, подготовленном межправительственной группой экспертов. Согласно этому отчету, при текущих уровнях выбросов углекислого газа прогнозируемое глобальное потепление на 1,5 и 2 градуса будет превышено уже в нынешнем столетии». Далее, считаем целесообразным привести некоторые выдержки из его выступления, опубликованные на сайте Akorda.kz, чтобы читателям были понятны масштабы предполагаемых грядущих изменений в масштабе страны.

«Вызывает обеспокоенность и требует срочных действий ускорившийся процесс потепления в Центральной Азии. Это особенно актуально в части сохранения водной и продовольственной обеспеченности и безопасности. Казахстан входит в десятку ведущих производителей продовольственной пшеницы и муки, экспортируя до 7 млн тонн пшеницы в год. Однако, при реализации негативного сценария, уже к 2030 году урожайность пшеницы может снизиться почти на 40 %. Учитывая, что Казахстан является единственной страной-экспортером в Центральной Азии, это неизбежно создаст угрозу продовольственной безопасности всего региона. Это простой практический пример того, что борьба с изменением климата – наше общее дело. Причем, крайне важное дело», - отметил он.

Здесь же Токаев сообщил о разработке Доктрины углеродной нейтральности Казахстана до 2060 года, в которой описаны подходы, ведущие к «долгожданной» трансформации экономики и промышленности.

«Сценарий углеродной нейтральности предполагает активные совместные усилия государства, бизнеса и в целом общества для достижения заявленных целей. Его успешная реализация позволит достичь не только цели 2030 года, то есть снижения на 15 % выбросов от уровня 1990 года, но и нулевого баланса парниковых газов к 2060 году. В результате будет предотвращено попадание в атмосферу более 9 млрд тонн СО2», - заявил глава государства.

фото Kapital.kz

Кроме того, президент коснулся программы по озеленению страны, в рамках которой по его поручению до 2025 году будет высажено 2 млрд деревьев.

Прямо скажем, озвученные выше планы, мягко говоря, поражают своей грандиозностью. Правда, давно замечено, что в Казахстане строгость законов смягчается возможностью их неисполнения. Наверное, поэтому президент сразу же предупреждает о неприемлемости кампанейщины со стороны исполнителей.  

«Эта инициатива становится проектом по-настоящему национального масштаба с большим международным резонансом. Задача в высшей степени актуальная, поэтому ее следует выполнить без арифметической показухи и очковтирательства», - потребовал он.

фото Kapital.kz

Гладко было на бумаге, да забыли про овраги

В настоящее время 70% энергобаланса Казахстана составляет угольная генерация. К примеру, только в 2019 году на угольные электростанции было отгружено 57 миллионов тонн твердого топлива. «Дешевого угля нам хватит на 300 лет. Поэтому здесь мы резких движений делать не будем», - заявил депутат Альберт Рау на международной парламентской конференции. При этом, согласно отчету BP Statistikal Review, наша страна на восьмом месте в мире по запасам угля (более 25 миллиардов тонн). Похоже, слова «народного избранника» являются прямым руководством к действию для многих руководителей энергетических компаний. Согласно мнению отечественных экологов, несмотря на формальную политику «улучшения экологической ситуации» наблюдается системная государственная поддержка угольной промышленности. Более того, как и в любой другой отрасли экономики существует и угольное лобби. Именно его винят экологи и общественные деятели, когда периодически заходит речь о необходимости перевода городских ТЭЦ на газ.

«Как и многим другим предприятиям, ТЭЦ экономически выгодно работать с дешевым топливом, так как газ обходится дороже угля. В наше время, когда высок риск очередной девальвации тенге, именно дешевизна угля ставится во главу угла. За примерами ходить далеко не надо. Взять тот же частный сектор: не каждый хозяин частного дома потянет газификацию стоимостью около 300 тысяч тенге. Ему легче потратиться на уголь зимой, отдав за него 50-60 тысяч тенге, чем откладывать деньги на проведение газопровода. И это связано не с людской жадностью, а с тем, что в последнее время потребительская способность населения значительно снизилась», - утверждает бывший депутат парламента РК Нурлан Жазылбеков в интервью изданию Auagroup.kz.

Вторая причина слабого развития в Казахстане ВИЭ – стоимость генерации электроэнергии из ветра и солнца все еще остается высокой в сравнении с традиционным источником энергии. Например, за последние годы в республике появилось около 100 ветровых, гидро и солнечных станций, общая стоимость которых превысила $1 млрд. Однако, доля ВИЭ в производстве электроэнергии в масштабе страны на данный момент не превышает 3%. Это оценка министерства энергетики, что касается экспертов, то их расчеты выглядят еще скромнее – 2%.

Следует признать, что в плане развития альтернативных источников энергии Казахстан отстает от своих соседей. В Кыргызстане 70% вырабатываемой энергии приходится на гидроэлектростанции, а в Таджикистане этот показатель достигает 90%. В Узбекистане 80% необходимой электроэнергии вырабатывается с помощью голубого топлива. Так уж исторически сложилось, что угольная промышленность – наследие бывшего союза. И за это время эта сфера не претерпела значительных изменений.  

По оценкам экспертов, угольная индустрия просто доживает свой век. Но он может затянуться на неопределенный период времени из-за устойчивого спроса и отсутствия необходимости вкладывать в ее модернизацию средства. Таким образом, в ближайшие 60 лет потребление угля не снизится, или незначительно уменьшится. А это ставит под сомнение достижение целей, озвученных главой государства.

фото Elorda.info

Полумеры не работают

Помимо этого, в законодательстве Казахстана существуют лазейки для нарушения экологических норм. Да и сами эти требования давно следует пересмотреть. К примеру, основное условие при выдаче разрешения на выбросы в атмосферу для предприятий в Казахстане – соблюдение нормативов качества окружающей среды (ПДК). Между тем, уровень ПДК в нашей стране в разы превышает нормативы ВОЗ. То есть, по действующему закону предприятие может спокойно осуществлять вредные выбросы, которые в 25 раз превышают дневной норматив ВОЗ для SO2! Ну и конечно слабый мониторинг промышленных выбросов, и декларация предприятиями расчетных, а не фактических выбросов.

  Посадку зеленых насаждений нередко считают решением проблемы загрязнения воздуха. Широко распространено мнение, что деревья способны очищать воздух. Но экспериментальные опыты показывают, что роль растений в очистке воздуха преувеличена. В частности, было доказано, что улучшение качества воздуха деревьями составляет всего 1-2%. Причем, посадка этих представителей флоры вдоль автомагистралей приводит к увеличению концентрации вредных веществ, потому что является препятствием для ветровых потоков. Поэтому рост количества зеленых насаждений сам по себе не решит экологические проблемы.

фото Elorda.info

Всякий разговор в конце концов переходит в финансы

Изменение климата – это глобальная проблема, которая не признает национальных границ.  В 1992 году была принята Рамочная конвенция ООН об изменении климата, которая стала первым шагом на пути к решению проблемы.

В 1995 году страны начали переговоры в целях укрепления глобальных мер реагирования на изменение климата. Два года спустя был принят Киотский протокол, обязывающий стороны Протокола сокращать выбросы парниковых газов.

Следующим важным решением стало подписание главами 175 государств 22 апреля 2016 года Парижского соглашения. Его цель – удержать повышение глобальной температуры в этом веке в пределах 2°C и попытаться снизить этот показатель до 1,5°C. Для реализации этой амбициозной цели, по оценке МГЭИК, потребуется от 2 до 4 трлн долл. США. Это сейчас, а в ближайшее десятилетие сумма может увеличиться в 100 раз.

В случае с Казахстаном, самое удивительное, никто еще не подсчитал объем денежных средств, необходимых для достижения углеродной нейтральности к 2060 году. А ведь вопрос немаловажный.

Дулат Тулепов

Следите за самыми актуальными новостями в нашем Telegram-канале и на странице в Facebook
Лента новостей

Герои столицы