• USD 381.5
  • EUR 427

Как госслужащие чайный столик делили. Уполномоченный по этике акимата Астаны рассказал о жалобах горожан

05 марта, 17:101509
Фото ©РИА Новости Фото ©РИА Новости

Институт Уполномоченных по этике в государственных органах действует уже давно. К ним идут жаловаться на грубое поведение чиновников остальные граждане. Но, как выясняется, и сами «слуги» порой обращаются к Уполномоченным за помощью. Так чем же занимается блюститель этики в госорганах, какими полномочиями обладает, какие жалобы рассматривает и как наказывает виноватых, рассказал корреспонденту Елорда Инфо Уполномоченный по этике акимата Астаны Руслан Сегизбаев.

Руслан СегизбаевУполномоченный по этике акимата Астаны

- Руслан Рахметович, когда создавался институт Уполномоченных по этике, считалось, что главная их задача следить за тем, чтобы государственные служащих соблюдали Кодекс этики. Как это выглядит на практике?

- Задач у Уполномоченного много. По сути, мы следим не только за соблюдение служащими норм служебной этики, но и направляем усилия на профилактику нарушений законодательства о государственной службе, противодействии коррупции. То есть проводим работу, чтобы госслужащие четко соблюдали установленные законами ограничения и запреты.

Но, кроме того, Уполномоченный по этике следит и за формированием культуры взаимоотношений в коллективе. И здесь частенько приходится выступать в роли медиатора между самими сотрудниками или при разрешении споров и конфликтов подчиненный-руководитель. К сожалению, такие случаи тоже нередки и, порой, причина тому перерастание каких-то личных неприязненных отношений в рабочую плоскость. А это недопустимо хотя бы потому, что негативно отражается на трудовом процессе в целом.

Приходится вмешиваться, заслушивать обе стороны, принимать какие-то взвешенные решения. Быть мировым судьей по каждому отдельному случаю.

- Вы можете привести пример из практики, когда вам пришлось быть таким медиатором?

- Был у меня один случай, который со стороны может показаться незначительным и забавным, но он вызвал весьма напряженную обстановку среди коллег по работе. Они не смогли поделить право пользования «чайным столиком». Часто в кабинетах, где трудится много людей, устраивается так называемый «чайный уголок», где сотрудники могут во время обеденного перерыва поесть и попить чай. Так вот, люди скандалили и ругались из-за того, кому и когда пользоваться чайником и сидеть за этим столом. Мне пришлось переговорить со всеми и установить график: 15 минут за столом может сидеть один работник, 15 минут – другой. И так весь обеденный перерыв был разделен поровну между всеми.

Такое «разделение» со стороны ситуацию выровняло, в коллективе стало спокойно.

- То есть в круг ваших интересов входят госслужащие и уровень их культуры во всех сферах?

- Не только госслужащие и не только культура. Ко мне обращаются и работники, которые не являются государственными служащими и работают в подведомственных акимату структурах.

Буквально недавно я рассматривал одну жалобу от сотрудника на руководство его организации и бывшего заместителя акима города. Он обратился ко мне, сказав, что ему вынесли неправомерное дисциплинарное взыскание.

Начали разбираться. Было протокольное поручение акима: наказать виновных в несвоевременном обнаружении и закрытии колодцев. Этого сотрудника как раз и наказали за это. Но когда я поднял документы, выяснил круг функциональных обязанностей работника и вопросы, которые он курирует, и выяснил, что вопросом колодцев занимается не он, а второй заместитель этой подведомственной организации.

То есть из пожаловавшегося мне сотрудника просто сделали «крайнего», а тот, кто действительно должен был понести наказание, был «уведен от наказания». Позднее выяснилось, что «спасали» его потому, что это не первое взыскание. А подобные взыскания и наказания негативно отражаются на карьере служащих, вплоть до увольнения.

- Получается, что Уполномоченный по этике, кроме того, что выступает медиатором, ведет и внутренние расследования?

- Я могу запросить любые материалы, касающиеся рассмотрения факторов, указанных в жалобе. Это касается как деятельности отдельных сотрудников, так и управлений, отделов.

- А были случаи, что отказывали в предоставлении информации?

- Отказать не имеют право. А вот скрыть, недоговорить или просто обмануть пытались.

- Если вы обнаруживаете нарушение, то какие меры предпринимаете, как наказываете провинившихся?

- Наказывать самостоятельно я, как Уполномоченный по этике, прав не имею. Могу рекомендовать проведение служебного расследования. Но после проведения кадровой службой расследования материалы передаются в дисциплинарную комиссию. И решения по каждому сотруднику принимается уже ею.

Бывают случаи, когда я могу самостоятельно рассматривать и напрямую направлять в Агентство по делам государственной службы, не информируя никого, в том числе и руководство акимата. Это происходит в тех случаях, когда рассмотрение какого-нибудь случая приводит к конфликту интересов руководства акимата или в случае, когда сам вопрос выходит за рамки моей компетенции.

- То есть жалобы на руководство были?

- Были.

- Результаты расследования АДГСПК уже известны?

- За время моей работы в АГДСПК переданы два материала. Результаты еще ждем.

- Получается, что внутри себя акимат ведет расследование быстрее, чем Агентство?

- Скорее, особенности проведения расследования мной внутри акимата не столь сложные, какие может проводить Агентство. Например, я не уполномочен проводить уголовные расследования. Я могу лишь зафиксировать жалобу, выяснить реальное наличие указанного в ней факта. И если это подтверждается, то я обязан передать информацию и все результаты своей работы в АДГСПК. А Агентство уже ищет доказательную базу, проводя свое расследование .

- А как вы подтверждаете, что, например, факт коррупции, про который сказано в жалобе, действительно имел место?

- Просматриваю материалы. Сейчас практически все процессы автоматизированы, все документы легко поднять и посмотреть. Если вопрос касается результатов конкурса, то мы просматриваем все материалы того или иного тендера. Бывают жалобы, в которых говорится, что победитель выиграл неправомерно. Мы поднимаем материалы конкурса, можем поднять решение комиссии, протоколы. Если факты подтверждаются, то мы передаем далее уполномоченным органам.

- Много жалоб на результаты тендеров?

- Нет, не очень много, если сравнивать с несколькими годами ранее. Но все-таки, к сожалению, встречаются. Однако хочу отметить, что большинство таких жалоб не подтверждаются. И зачастую такие жалобы – анонимные.

- Но ведь у нас не рассматривают анонимные жалобы?

- Мы имеем право не рассматривать анонимки. Но если в них содержатся сведения о готовящихся или совершенных уголовных правонарушениях либо об угрозе государственной или общественной безопасности фактах, то эти факты передаем в уполномоченные органы.

Остальные анонимные жалобы и заявления мы не рассматриваем.

- Для того, чтобы жалоба рассматривалась, какие данные должны указать заявители?

- Фамилию, имя отчество, контактные данные.

- Возвращаясь к теме этики, очень хочется спросить: госслужащие вообще знают о том, что написано в Кодексе их поведения? Или они «когда то читали, но забыли»?

- Когда сдавали экзамен при поступлении на госслужбу, тогда читали точно. Но большинство сотрудников, мне кажется, забывают со временем содержание Кодекса. И многие допускают нарушения норм поведения.

Вы знаете, что Кодекс регулирует правила поведения государственных служащих не только во время работы, но и вне ее. И чаще всего нарушения происходят именно в нерабочее время.

Кодексом четко прописано, что во внеслужебное время государственные служащие не должны допускать случаев антиобщественного поведения, в том числе нахождения в общественных местах в состоянии опьянения. Тем не менее, за последние месяцы было отмечено два таких случая. Еще два вопиющих случая были, когда сотрудники акимата садились за руль выпившими. Это ярко свидетельствует о том, что эти госслужащие забыли, как они должны вести себя в обществе.

- И как их наказали? В случае с выпившими за рулем – понятно, лишение прав, штрафы… Но все-таки как их наказываете Вы?

- Наложили дисциплинарное взыскание.

- Вы уже второй раз упоминаете «дисциплинарное взыскание». Для нас, далеких от госслужбы, понятие «взыскание» - абстрактное. Ну, пожурили, пальчиком погрозили, и все. Объясните, почему это считается столь серьезным наказанием для госслужащих?

- Дисциплинарное взыскание, может быть, и звучит несерьезно для негосслужащего уха, но на самом деле, действительно, весьма существенное наказание.

За дискредитирующие поступки можно и уволить сотрудника. Как я только что сказал, если сотрудник имеет не снятое дисциплинарное наказание и получил еще взыскание, то он может быть понижен в должности, а третье означает автоматическое увольнение с государственной службы.

Но и получение одного влечет за собой карательные меры. Чаще всего – финансовые: это автоматическое лишение различных премий. По итогам года, когда начинаются бонусы согласно факторно-балльной шкалы, дисциплинарное взыскание обязательно учитывается. То есть сотрудник может потерять бонусы по итогам всей проделанной работы только из-за одного взыскания. Кроме того, наличие такого наказания играет негативную роль и в продвижении сотрудника по служебной лестнице: при выборе кандидатов на более высокую должность отдается предпочтение «чистому» сотруднику.

- Как работает система Уполномоченного внутри акимата, я поняла. А горожане приходят к вам со своими просьбами-обращениями? На что чаще всего вам жалуются жители города?

- Да, приходят и лично, и жалобы присылают. Чаще всего бывают жалобы на несвоевременный ответ на их обращения, что зачастую проходят сроки или не удовлетворены ответом. Или вообще ответ не предоставляется.

Я сначала тоже думал, что акиматовские сотрудники, мягко говоря, игнорируют запросы горожан. Но когда стал разбираться, то выяснил, что в практически 99 случаях из 100 ответы были сформированы и отправлены вовремя. Проблемы возникают «по дороге» нашего письма к гражданину: госорган отправляет ответ нарочно, заказным письмом через Казпочту (имеются подтверждающие бумаги – корешки, что письма отправлены). Но до адресата письма доходят или с опозданием, или вообще не доходят.

Когда гражданин обращается в акимат по электронной почте, или в своем письме указывает просьбу отправить ему ответ на такой-то электронный ящик, то жалоб на задержки с ответами не бывает.

- А что касается качества ответов?

- Чаще всего подобные жалобы бывают в том случае, если решение принимается не в пользу обращающегося. Жалуются, что «акимат ответил неправильно», если обращения касаются ускорения очереди на жилье или детские сады. В этом случае заявителю отправляется не ответ, а разъяснение: каковы правила и почему исполнить их просьбу не возможно. Вполне логично, что не все удовлетворены таким положением дел.

- Судя по вашим словам, заявители «сами виноваты». Неужели совсем не бывает справедливых обвинений?

- Бывают, конечно, бывают. Буквально недавно рассматривал жалобу, когда сообщали, что представители акимата не ответили на обращение.

Мы подняли всю переписку, и убедились, что на последнее обращение гражданина действительно не был представлен ответ. В течение двух дней мы собрали со всех соисполнителей материалы, касающиеся обращения, свели и предоставили заявителю. Мы проконтролировали процесс, чтобы все было оперативно и качественно сделано.

- Получается, что Уполномоченный об этике, кроме всего прочего, заставил сотрудников акимата работать. Можете сказать, о чем шла речь в упомянутом обращении?

- Это была жалоба на бездействие сотрудников от одного инвестора. Оперативно отработав его заявление, мы получили письмо-благодарность от инвестиционной компании. В письме инвестор отметил, что Уполномоченный по этике работает не только по этике, но и «способствует улучшению инвестиционного климата города Астана».

- И снова о наказании. Как вы наказали тех, кто «обидел» инвестора и других, кто не вовремя отвечает на запросы граждан?

- Как медиатор, стараюсь обходиться предупреждением, беседой. Я, конечно, могу рекомендовать наложение дисциплинарного взыскания. Но, как правило, беседы бывает достаточно, чтобы сотрудник больше не повторял подобных нарушений.

- Вы много рассказывали про проблемы внутри коллектива. Но причиной межличностных стычек может стать чрезмерная утомляемость работников. Представители АДГС часто ходят с проверкой, чтобы после окончания рабочего времени сотрудники не оставались на рабочих местах. Но по вечерам идешь мимо акимата, а во многих окнах горит свет.

- Увы, стопроцентно переработку исключить невозможно, учитывая специфику работы акимата. Сейчас в здании мы ввели систему, отключающую компьютеры с окончанием рабочего дня. И их невозможно включить до следующего утра, то есть до начала работы в 8:30.

Однако, есть исключения. Компьютеры не отключаются у руководящего состава, а также, если сотрудник остается на рабочем месте по приказу руководства. Такие приказы оформляются в письменной форме. Сотруднику, в данном случае, компенсируется время переработки. При этом время переработки не должно составлять более двух часов в день.

- Есть ли данные, сколько акимат уже заплатил за переработку своих сотрудников?

- Точные суммы назвать не могу. За прошлый год три Управления акимата проводили выплаты своим сотрудникам за сверхурочные часы. По итогам первого квартала 2019 года мы проведем анализ переработанных часов и соответствующих компенсационных выплат сотрудникам. Думаю, позже я смогу такие цифры представить.

- В 2018 году, когда общественники совместно с представителями АДГС делали рейд по госорганам, проверяя, кто сидит в министерствах после окончания рабочего дня, то многие заявляли, что они ждут, когда пробки закончатся. При этом в самом Агентстве не раз указывали, что это наносит ущерб госбюджету, тратится электроэнергия, например. У вас сотрудники, которые после работы не покидают здание без веской причины, имеются?

- Скажу сразу, по кабинетам с проверкой не ходим. Но мониторим по электронной системе «вход-выход». Бывает, что сотрудник задерживается без приказа. То есть компьютер отключен, необходимости в его сверхурочном нахождении на работе нет, а работник находится в здании больше 30-40 минут. Разбираемся по каждому отдельному случаю. Но, если честно, таких случаев в моей практике практически еще не было.

Впрочем, пару раз, в морозы, кто-то засиживался на работе, говоря, что ждет, когда основной наплыв пассажиров на транспорте пройдет. Но после беседы такие случаи не повторялись.

Зато по электронной системе контроля выясняли, что некоторые, напротив, выходили с работы раньше минут на 15-20. С такими тоже беседовали. Больше они нарушений не повторяли.

- Уполномоченные появились в госорганах в 2015 году. Ваше мнение, есть результат от их деятельности или все же пока еще рано говорить?

- Мне, как «работающему внутри», оценивать сложно. Но статистика обращений к Уполномоченным, как рядовых граждан, так и самих сотрудников, говорит, что доверие к этому институту растет. В акимате города еще год назад количество жалоб от сотрудников на действие или бездействие их непосредственных руководителей или на внутренние какие-то конфликты составляло 5-7 в квартал. С назначением отдельного сотрудника Уполномоченным по этике количество обращений увеличилось до 30 в прошлом квартале. Я считаю, что это говорит о росте доверия к Уполномоченному со стороны работников и показатель его востребованности, как медиатора решения возникающих проблем внутри коллектива.

Есть еще один важный показатель: количество жалоб на качество работы сотрудников со стороны населения снижается. Мне было бы приятно думать, что здесь моя заслуга, как Уполномоченного по этике. Но все же мне кажется, что это общая тенденция повышения качества работы государственной службы страны, в том числе через ужесточение требований к сотрудникам.



 Подпишись в Telegram Еlorda Aqparat 





Ещё новостей + 3
Наверх