В Казахстане оперный жанр развивается семимильными шагами — Бауржан Андержанов

0
1321

Непревзойденное исполнительское мастерство  известного казахстанского оперного певца, солиста театра «Астана Опера» Бауржана Андержанова в течение семи лет продолжает очаровывать  европейских меломанов. В преддверии  долгожданной премьеры оперы  «Любовный напиток» он рассказал редакции Елорда Инфо о том, почему современные  постановки становятся более зрелищными и  кинематографичными.                                 

Бауржан,  какое место в вашем репертуаре занимает опера «Любовный напиток» Доницетти?

— Эта оперная постановка стала третьей по счету  постановкой  «Любовного напитка» итальянского композитора  Гаэтано Доницетти в моей карьере. До этого я был задействован в  двух постановках  немецкого театра, а теперь спою на родине. Партия доктора  Дулькамары в моем репертуаре  не новая, можно даже сказать одна из любимейших. По большому счету он шарлатан, обманывает людей, когда  ездит по деревням и продает всевозможные  чудодейственные средства,  выдавая  себя за торговца. Когда мой персонаж  появляется в деревне, где живут  молодой крестьянин  Неморино и  богатая девушка  Адина, то в его ловких руках обычное вино,  превращается в чудесный, волшебный любовный  эликсир. Эта партия мне импонирует тем, что в ней постоянно  находятся новые краски. В частности,  доктор Дулькамара в нашем спектакле  предстает в совершенно  разных обличиях.  Вначале  он  прилетает на воздушном шаре, по ходу истории успевает  переодеться в костюм клоуна. Это довольно смелое и неожиданное  режиссерское решение. Сам того не желая, мой персонаж  становится  свидетелем любовного романа главных героев и помогает им обрести счастье.

Как  в вашем понимании происходила трансформация образа доктора Дулькамары?

-В течение семи лет моего нахождения в Европе я исполнил около 50 партий в разных спектаклях. Каждая из них  для меня по-своему интересна и любима. С оперой  «Любовный напиток» у меня связаны особые  воспоминания о том, как я начинал свой творческий путь в Германии. Один из моих первых спектаклей был довольно традиционным,  классическим. А вторая постановка была перенесена в  наше время. Мы играли офисных работников.  Дулькамара был  показан  страховым агентом, который  продавал любовный напиток. Вся эта романтическая  история перекочевала в современность  и была адаптирована для молодежи. Когда я исполнял эту партию  впервые, то  меня больше волновало то, как я справлюсь с музыкальной частью, а  сейчас уже  не задумываясь о каких- то мелочах. В глобальном плане  образ создается  по- другому, поскольку для меня открылась  вся многогранность персонажа  Дулькамара. Сегодня я больше  задумываюсь об общей структуре спектакля. Передо мной стоят другие цели, связанные с тем, как быть частью спектакля и гармонично существовать на сцене.

Насколько зрелищной в вашем представлении будет новая оперная  постановка?

-Режиссер  Арно Бернар поставил оперу динамично. Для многих моих  коллег казалось непривычным обилие сценического действия и движения, когда  одновременно людям надо петь. Но я считаю, современные  тенденции  таковы, что  оперный мир идет по такому пути, когда  постановки становятся все более  зрелищными и кинематографичными. Опера сама по себе немного уступает по  популярности  другим музыкальным  жанрам,  поэтому чтобы развиваться и идти в ногу со временем, мы должны добавлять спектаклям  действия,  движения, энергии,  зрелищности и экшна. Вся наша команда поняла и  подхватила эту  идею, которую мы совместно  начали воплощать в жизнь. В спектакле очень много  энергии и движения, задействована большая часть труппы. После   четырех недель напряженных  репетиций на сцене, наблюдая за тем,  как реагирует хор и оркестр, стало очевидно,  что  творческий коллектив правильно понял режиссерский замысел.

Какие основные  новаторские тенденции в истории  развития современного мирового оперного искусства вы считаете наиболее перспективными?

— Сейчас оперный жанр активно развивается во всем мире.  Нельзя выделить какую- то одну страну, которая  держит первенство. Любой театр пытается показать собственное видение хорошо знакомых  всем спектаклей. Тем самым,  полностью нарушаются определенные границы.  Иногда мы можем наблюдать такие сумасшедшие постановки, где  классические персонажи перевоплощаются в нечто космическое. Допустим, один из моих коллег принимал участие в авангардной  постановке Джоаккино Россини «Золушка», где действие происходит в космосе на другой планете. Главные герои поют в скафандрах,  облаченные в  футуристические  костюмы.  В общем, все зависит от фантазии  режиссера, художника, но любимая  музыка остается всегда  знакомой слушателям. Артистам  интересно поработать в этом жанре, потому что они изначально даже не предполагают,  каким образом  будет  происходить действие оперного спектакля.  После того, как я выступал  в Италии, Австрии, Германии,  Испании могу сказать, что действительно в Казахстане  оперный жанр развивается семимильными  шагами. Несмотря на трудности, наш театр «Астана Опера» идет в ногу со временем. Я слежу за всеми  премьерными постановками из Германии.  Они  ничем не уступают европейским аналогам,  а технические возможности сцены наравне с топовыми мировыми театрами. У нас есть такие масштабные оперные  постановки как «Дон Карлос», «Турандот», «Богема», «Севильский цирюльник»  с завораживающей  сценографией  и роскошными декорациями и костюмами. Тем самым, мы остаемся в гонке за зрелищными спектаклями, которые  могут не только привлечь зрителей, но и шокировать их  в хорошем смысле этого слова.

Каким образом пандемия и карантинные ограничения сказались на европейском оперном искусстве?

-К сожалению, во многих европейских странах  в силу определенных обстоятельств  сейчас  сложилась такая ситуация, что постановки становятся менее помпезными. Многие  театры вынуждены экономить. Как правило, большинству  постановок присущ полнейший минимализм.  Там  немного другое видение того, как сегодня должны развиваться театры при ограниченном бюджете и  скромных финансовых возможностях.  Во многих итальянских театрах из- за кризиса ставится всего одна опера в год. С нашими постановками может сравниться разве только «Ла Скала», театр Napoli.

 — Какие условия работы для иностранных артистов предусмотрены в европейских театрах?

— Во многих топовых европейских  театрах популярные спектакли поставлены на поток,  они идут как конвейер нон-стопом. Дело в том, что там огромнейший рынок певцов, поэтому, чтобы остаться там  петь, ты каждый раз должен  выкладываться на сто процентов, нельзя давать слабину.  В связи с этим,  каждый  держит себя в форме. Тем не менее,  там нет закулисных интриг. Такая сильная конкуренция помогает двигаться дальше, развиваться и преодолевать преграды. Обычно  театры работают с приглашенными солистами по контракту, постоянные составы есть только в Германии и в Австрии.  Причем, в договоре  в обязательном порядке  обговаривается  количество  спектаклей и условия нахождение артиста.  Согласно этому  документу оплачивается  весь репетиционный период и  выдается гонорар после завершения каждого спектакля.   В наших театрах немного другая система, где в спектакле играет ансамбль солистов, и иногда приглашаются зарубежные оперные  звезды. Таким образом, наши певцы  перенимают опыт  именитых  иностранных коллег, повышают свой профессиональный уровень, чтобы иметь представление о том, как развивается безграничный  оперный мир. После окончания Казахской национальной академии музыки в классе Каната Абдыкадырова я служил в столичном оперном театре имени К. Байсеитовой.  Благодаря поддержке Министерства культуры и спорта РК  наши солисты отправились на стажировку в Италию. Сначала я обучался  вокалу в Accademia d’arte lirica di Osimo.  После чего я принял участие в Россиневском фестивале и  попал в Германию в театр Альто города Эссена. Наверное,  чтобы развиваться в полной мере  певцы должны  петь в разных театрах. Для артиста  сидеть на одном месте неприемлемо. Конечно, мне как иностранному артисту  вначале было немного сложно адаптироваться  там  из-за  языкового барьера. Благо,  всегда на пути попадаются замечательные,  доброжелательные  люди, которые во всем поддерживают и помогают в трудные минуты. Передвигаться  по Европе просто, всего час- полтора полета на самолете и ты уже находишься  в другой стране, поэтому там своеобразная, искушенная, любопытная, избалованная публика. Если что- то им не нравится, то они реагируют довольно жестко, могут даже освистать. Но если творческая  работа проделана хорошо,  то они будут пребывать  в восторге.

Какую роль вы считаете для себя знаковой?

-У меня в репертуаре была одна партия в одноактной  опере Джоаккино Россини «Путешествие в Реймс», которая сыграла ключевую роль в моей карьере. Именно  с ней я дебютировал в Европе, она дала мне шанс остаться в Европе и продолжать там свою карьеру. После участия на  фестивале Россини в итальянском городе Пезаро мне поступило предложение о работе. Спустя пять лет «Путешествие в Реймс» опять вернулось в мою жизнь, когда мне довелось исполнять эту технически сложную партию в  крупнейшем театре Испании «Лиссео» в Барселоне. Тогда я уже выходил на сцену в качестве независимого и состоявшегося  артиста.

Как вы относитесь к осовремениванию классических оперных шедевров?

— Если продолжать ставить  классические спектакли в академической манере, то опера как жанр может сдать свои позиции. Для того, чтобы она  жила и развивалась, новые мысли и идеи просто необходимы.  В этом плане, многие режиссеры используют  мощные спецэффекты, 3D варианты, видеопроекции. Таким образом идет глобальная популяризация оперы для привлечения большого числа  молодых слушателей.  Когда ребенок впервые  приходит к нам на  спектакли вместе с родителями,  то с удивлением узнает, что  в театре звучит красивая музыка. Пандемия показывает, что в принципе люди  могут адаптироваться к любой сложной  ситуации.  Оперный мир проводит онлайн-стриминги, давая слушателям понять, что  музыкально- драматическое искусство не имеет границ.

 

Дана Аменова