«Умный» Нур-Султан: Как пандемия повлияла на цифровизацию столицы

0
605
Фото из личного архива Виталия Пустовойтенко

Пандемия коронавируса внесла свои коррективы в обыденную жизнь граждан. Привычные нам госуслуги экстренно перевели в цифровой режим. По велению времени появились новые услуги, сервисы, которые мы можем использовать, не выходя из дома: онлайн-бронирование очереди на ПЦР-тестирование, онлайн фитр-садака, подача заявки на соцпомощь и другие. О новых разработках в сфере цифровизации в период пандемии корреспонденту Елорда Инфо рассказал IT-архитектор Центра устойчивого развития столицы Виталий Пустовойтенко.

Новые онлайн-услуги во время карантина

— В период пандемии появилась необходимость в создании новых услуг и сервисов. К примеру, отслеживание контактных с заболевшими коронавирусом для предотвращения дальнейшего распространения инфекции. Как работала данная система, и какую пользу принесла?

— С введением чрезвычайного положения в стране появилось такое понятие, как «домашний карантин» для контактных и тех, кто приехал из-за границы. Тогда перед нами стояла задача, как их отслеживать. Были случаи, когда люди находились за пределами своего жилища, хотя должны были быть на домашнем карантине. В связи с этим мы в мобильное приложение Smart Astana добавили сервис «я нахожусь на домашнем карантине». Мы сделали это бесплатно, договора на техподдержку никто не заключал. Включая данный функционал, активировался статус человека по спискам Департамента контроля качества безопасности товаров и услуг.

В приложении появилась кнопка, нажимая которую, человек подтверждает, что находится дома. После мы отслеживали, насколько меняется ситуация вокруг него. То есть сервис обнаруживает все поблизости находящиеся устройства с блютузом, и фиксирует их – так мы можем узнать, приходили ли к человеку гости. Также идет отслеживание геолокации. К примеру, человек, живущий на 12 этаже, спускается на первый этаж в магазин, в таком случае геолокация не меняется. Тем самым на карте отображались данные нарушителей домашнего карантина. Мы такой функционал создали уже 31 марта и начали подключать. На тот момент мы подключили около 4 тысяч человек. Сейчас также функция работает, но ею, возможно, перестали пользоваться, так как в этом нет особой необходимости.

-Какие новые сервисы и онлайн-услуги были созданы во время нынешнего и прошлого карантина?

— Много чего было сделано в короткие сроки. Был создан сервис по получению пропусков на оказание соцпомощи, получение продуктовых наборов и т.д. Также информирование по коронавирусу: инфографика заболеваний, памятки, push-уведомления, справочники телефонов горячих линий. В том числе функционал, который сейчас уже не используется, но при необходимости может быть повторно запущен – это получение пропуска и компенсация коммунальных услуг, онлайн фитр-садака, а также отслеживание соблюдения жителями домашнего карантина.

— Какие услуги за время карантина стали самыми популярными среди астанчан?

— Самая популярная услуга — онлайн-бронирование на получения услуг Центра занятости, таких, как пособие по безработице. В целом около 16 услуг доступны. То есть, можно выбрать нужную вам услугу, удобное время и получить талон на посещение, который затем необходимо показать с телефона при посещении. Тем самым мы убрали столпотворение, очереди около зданий. До локдауна эта услуга была очень востребована. Сейчас регионы внедряют этот функционал по опыту Нур-Султана.

Из последних услуг наиболее популярны: онлайн-бронирование очереди, пополнение листовых карт, оплата ЕСП, а также оплата фитр-садака во время оразы, где было собрано более 1 млн тенге. Услугой фитр-садака воспользовались более 2 тысяч человек.

— Вы, как разработчики новых сервисов, занимаетесь дальнейшим их ведением и технической поддержкой?

— Мы приложение сейчас не сопровождаем, за их работу отвечает АО «Astana Innovations». Данные услуги мы предоставляли в помощь городу.

Цифровизация ЖКХ столицы

— Как известно, вы совместно с акиматом столицы взялись за цифровизацию жилищно-коммунальных услуг. Как сейчас продвигается работа в данном направлении?

— Да, мы сейчас активно проводим работу по цифровизации ЖКХ. Как вы знаете, сейчас в Законе о жилищных отношениях выстроены требования о смене формы собственности, то есть КСК упраздняется и появляется объединение собственников имущества (ОСИ). Сейчас мы регистрируем ОСИ онлайн, проводим собрания жильцов, в процессе собрания проводим голосование, затем при необходимости делаем опросы, а также проводим регистрацию, то есть переводим данные услуги в онлайн-режим. На данный момент Нур-Султан занимает лидирующую позицию по созданию ОСИ.

В том числе, за счет собственных средств мы организовали платформу Еknot, которая решает задачи по заявкам, онлайн-голосованиям. При изучении судебных решений, когда создавались КСК, было много подделанных подписей собственников. Здесь онлайн-голосование упраздняет такие моменты. Сейчас мы занимаемся разработкой этих сервисов, которые с учетом пандемии оказались очень востребованы.

— На какой стадии находится разработка новой платформы Еknot на данный момент?

— На сегодня платформа Еknot находится на стадии тестирования, к ней подключены несколько домов и пять ОСИ. Приблизительно к середине сентября мы уже начнем подключать всех. У собственников, конечно, будет выбор какой платформой им пользоваться, то есть подключение будет на добровольной основе.

У нас в планах ввести 80-90% ОСИ. На стадии обкатки мы уже видим популярность данной услуги среди жителей, особенно при проведении онлайн-собраний. Сейчас мы сделали такой продукт, который работает без ограничений и позволяет проводить онлайн-собрания, то есть по сути свой казахстанский ZOOM. Он также в доработке.

— Ранее вами была разработана платформа «Электронное КСК». Что сейчас с данной платформой? Чем она отличается от Eknot?

— Eknot – это обновленная платформа Электронного КСК. Когда было введено изменение в Законе, многие КСК не захотели работать в системе «Электронного КСК». Она не получила ту популярность, которую должна была получить, так как и жители были не заинтересованы. Установка была хорошая, использование — слабым.

В новой же платформе мы поменяли полностью интерфейс, сделали удобные элементы аналитики. К примеру, вы проживаете в 70 кв.м. в количестве трех человек в районе «Сарыарка» и хотите сравнить собственное потребление комуслуг со средними значениями во всех квартирах со 70 кв.м., в которых проживают по 3 человека. Таким образом, вы можете сравнить, насколько много или мало вы потребляете те или иные услуги — свет, воду и т.д. Также через данную платформу можно будет передать показания. Все это, включая услуги онлайн-собрания, онлайн-голосования.

— Если представители ОСИ не захотят быть занесенными в базу данных, имеют ли они право отказаться? И что в таком случае делать жителям, которые хотели бы отслеживать действия своего ОСИ через платформу?

— Да, они имеют право отказаться, но жители в таком случае могут собрать инициативную группу и проголосовать. Если 50% голосов будут отданы за включение в базу платформы, протокол принятого решения становится законным, подлежит исполнению. Ранее мы совершили такую ошибку – ориентировались больше на КСК, сейчас же мы смотрим в сторону собственника и даем ему инструмент управления. То есть, мы даем право собственникам решать. ОСИ – это сейчас орган управления. Акционером ОСИ является житель.

— Осенью прошлого года вы объявили о том, что будет создан рейтинг КСК. Сформирован ли данный рейтинг?

— По ряду критериев мы уже сформировали рейтинг КСК (сейчас ОСИ), но пандемия немного выбила нас из колеи по срокам. Сейчас не хватает портала, где мы сможем его разместить.

— По каким критериям оценивались ОСИ?

— Рейтинг состоит из концепции «взгляд на 360», то есть со всех точек зрения. Основным критерием является оценка жителей, то есть, насколько жильцам комфортно с данным ОСИ, а также на что они жалуются. Второй критерий – как ведет себя само ОСИ на рынке, есть ли проигранные судебные дела, наложены ли были штрафы, к примеру, экологической полицией, есть ли задолженность по налогам, насколько ОСИ прозрачна. Третий критерий – оценка госорганов. К примеру, выходит ли данное ОСИ на связь с жилинспекцией одного из районов. Четвертый критерий — оценка сервисных компаний: теплотранзит, водоканал. Пятый критерий – оценка услугодателей: лифтовые компании и компании по обслуживанию домов. Из пяти критериев по двум уже сформирован рейтинг.

Цифровизация здравоохранения

— Сфера здравоохранения, как в столице, так и по всей стране претерпевает большие нагрузки в связи с пандемией. Недавно на заседании маслихата столицы было озвучено, что врачам необходимо вводить данные в нескольких медицинских информационных системах (МИС), что опять же удваивает работу медиков. Как вы считаете, можно ли решить проблему интеграции всех информационных систем в области здравоохранения?

Тут два варианта: объединить все системы и создать с нуля единую, но потратить на это еще раз деньги, либо можно попытаться их интегрировать.

Тут, конечно, необходимо детально изучить, какой из вариантов лучше. Любую систему всегда можно модернизировать. Если говорить о внесении данных, то проще купить врачам планшеты, которыми они будут пользоваться, к примеру, при обходе пациентов в провизорном стационаре, там же на месте можно забивать всю информацию. Второй момент – интеграция, конечно же, должна быть, но на это нужно время.

Сейчас есть два вида систем: центральная — это система минздрава и частные МИС (медицинские информационные системы). МИС в принципе позволяют ведение всех амбулаторных задач. В целом по Казахстану 8-10 подобных систем. Мы также со многими интегрированы.

— Сегодня идут споры о пользе и вреде цифровизации здравоохранения, в связи с фальсификацией данных о посещении поликлиник в одной из МИС. Как вы считаете, критика в адрес мединформационных систем оправдана?

— Сейчас население винит МИС. Но на самом деле этот МИС вскрыл большую проблему здравоохранения, что есть приписки. Мы должны быть благодарны информсистеме, так как с помощью нее вскрылась такая проблема. То есть с помощью информсистемы вы можете отслеживать и видеть свою медкарту, бумажные же медкарты, журналы регистраций на приемы остаются в поликлиниках, и вы их даже не видите.

— Расскажите подробнее о том, с какими из информационных систем в сфере здравоохранения вы успели поработать, и какие новые сервисы были созданы?

— Мы делали интеграцию с Damumed. Там же была создана услуга по онлайн-бронированию очереди в поликлинику, а также по проверке медицинских документов. Нами буквально за неделю был разработан проект по установке QR-кодов на больничных листах. Проект был сделан в Нур-Султане, но так получилось, что сейчас весь Казахстан присоединился.

За период ЧП и карантина мы наладили работу с лабораториями, непосредственно с лабораторией «Олимп», по проверке на подлинность справок о прохождении ПЦР-теста. Приложение сканирует справку, отправляет запрос в систему, там уже подтверждается прохождение или подделка справки. Также на период пандемии разработан сервис онлайн-записи на прохождение ПЦР-теста.

Хотел бы отметить, что в такой сложный период у нас было желание помочь, нас не обязывали создавать подобные сервисы.

«Умный» Нур-Султан

— Нур-Султан в январе текущего года занял первое место в рейтинге «умных городов» с результатом в 61%. В Управлении цифровизации и государственных услуг столицы говорили о том, что город будет оцифрован на 100% до конца года. По вашему мнению, с учетом пандемии, реально ли до конца года достигнуть полной оцифровки города?

— Сейчас казахстанский эталон «умного» города претерпевает изменения. Мы ждем его публикации. Ряд новых критериев будет добавлен. По ряду критериев мы уже работаем.

— Внесла ли пандемия корректировки в Ваш рабочий график? Какие проекты пришлось отложить на поздний срок?

— Да, определенная активность пропала, но по работе с госорганами, конечными потребителями, а с командами разработчиков, наоборот, выросла. Поменялись приоритеты в вопросах цифровизации. Мы занимались цифровизацией ЖКХ, но смотря на ситуацию в стране, требовалось переключаться на работу в других направлениях. В рамках социальной ответственности бизнеса мы смогли помочь в создании сервисов по онлайн-бронирование на приемы, на ПЦР-тестирование и т.д.