Нур-Султан 20.7°
×

«Боливар двоих не вынесет» - эксперт о вхождении Казахстана в общий рынок энергоресурсов ЕАЭС

В интервью изданию Elorda.info экономист Асылхан Андашов высказал опасение, что общий рынок энергоресурсов ЕАЭС, который должен заработать с 1-го января 2025 года, станет тяжким испытанием для отечественной экономики. По мнению эксперта, из-за разницы цен на нефтепродукты стоимость, к примеру, бензина может снизиться в Армении и Беларуси, но вырасти в Казахстане. Удастся ли Казахстану избежать рисков или хотя бы свести их к минимуму? Вопрос, лежащий в экономической плоскости, почему-то упирается в политику.

«Боливар двоих не вынесет» - эксперт о вхождении Казахстана в общий рынок энергоресурсов ЕАЭС
Фото: Elorda Aqparat

-Через три года будет действовать общий рынок энергоресурсов ЕАЭС. Об этом на исходе прошедшего года заявил министр по энергетике и инфраструктуре Евразийской экономической комиссии Темирбек Асанбеков. На ваш взгляд, как это все будет выглядеть на практике?

-К 2025 году в ЕАЭС будет налажен общий рынок энергоресурсов. Это означает, что к этому времени электроэнергетическая система стран Евразийского эколномического сообщества, рынок нефти и нефтепродукта станут общими. Любое государство – член этой организации может покупать и продавать электроэнергию другому соседнему государству, тоже состоящему в ЕАЭС. Именно так работает общий рынок газа и нефти, нефтепродуктов. В настоящее время страны ЕАЭС имеют ограничения для покупки нефти и нефтепродукта друг у друга. А отмена этих ограничений в 2025 году приведет к стабилизации цен на энергоресурсы во всех этих государствах. Это значит, в Казахстане цены на бензин должны подняться до уровня Кыргызстана, России, Беларуси. Таким образом, общий рынок повысит мобильность ресурсов, но приведет к повышению цены в Казахстане.

-Какие риски несет для экономики Казахстана данный процесс?

-В Казахстане цена на бензин марки АИ-95 составляет около 200 тенге, в России и Кыргызстане – 290, в Беларуси – 350, в Армении – 450 тенге. Если при создании общего рынка цены снизятся в таких странах, как Армения, Беларусь, то для Казахстана цена может привести к обратному – росту. Точно так же происходит изменение цен путем воздействия на стоимость электроэнергии, газа в других странах ЕАЭС. А поскольку цены на данные товары в Казахстане считаются наиболее чувствительными, то их рост может не только серьезно ударить по карману населения, но и привести к удорожанию других товаров, росту инфляции.

-Означает ли переход на общий рынок энергоресурсов, что в ближайшее время может появиться и общая валюта государств-членов ЕАЭС?

-Создание общего рынка энергоресурсов не означает, что будет и общая валюта. Хотя слухи о введении общей валюты появились  10 лет назад и до сих пор не утихают. Европейский долговой кризис 2010-2012 годов показал, что лучше, когда у каждой страны своя валюта. Поэтому я не думаю, что в ЕАЭС сейчас обдумывают идею общей валюты.

В 2012 году Греции достаточно было бы девальвировать свою валюту, чтобы выйти из кризиса. Однако, поскольку в Греции в обращении находится евро, остальным странам Еврозоны было бы невыгодно девальвировать его только из-за Греции. Поэтому ей, чтобы выйти из кризиса, пришлось взять в долг крупную сумму у международных кредиторов в лице МВФ, ЕЦБ и Еврокомиссии. Из валют стран ЕАЭС схожи только российский рубль и казахстанский тенге – одинаковая нестабильность и зависимость от цен на сырье. Валюты Беларуси, Армении, Кыргызстана более стабильны и не зависят от биржевых колебаний на нефть. Кроме того, крайне не целесообразно вводить общую валюту в страны с разными экономическими потенциалами.

-А если бы общая валюта появилась? Если не ошибаюсь, кажется даже название ей успели придумать «алтын». Какие плюсы и минусы могут быть у Казахстана при таком раскладе?

-Плюсы – будет более стабильная валюта, ЕАЭС станет более удобным для взаимной торговли, возможны упрощения в пенсионной сфере (возможность выхода на пенсию в другой стране). Ну и общая валюта выгодна при путешествиии по ЕАЭС. Но, что общая валюта будет неэффективной в торговле с внешними партнерами, такими как ЕС или Китай. Ведь сейчас Казахстан может самостоятельно решать, каким будет курс тенге, не советуясь с другими государствами. Возможность девальвировать национальную валюту, чтобы казахстанские товары были конкурентоспособными, также находится в руках Национального банка Казахстана, а не Москвы. Помимо этого, если будет введена общая валюта, то будет преобладать воля России. То есть, вопросы общего валютного курса, общей денежно-кредитной политики будут решаться в Москве.

-Как вы думаете, грозит ли Казахстану всё более усиливающаяся экономическая интеграция с Россией потерей суверенитета?

-Любое экономическое сближение повышает взаимозависимость стран, вступающих в интеграцию. Точно так же и у Казахстана экономическая зависимость возрастает по мере укрепления связей с Россией. Хочется быть уверенным, что Казахстан никогда не лишится независимости. Следует отметить, что для Казахстана главный торговый партнер – Европейский союз. Это верно также и в отношении Армении. Только для Кыргызстана и Беларуси Россия – главный партнер. А вот доминирующие торговые партнеры нашего северного соседа – Европейский союз и Китай.

Поэтому, когда я наблюдаю за тем, как страны, экономические связи которых между собой слабее экономических связей с внешними государствами, создают экономический союз, на ум невольно приходит мысль о том, что здесь главенствуют совсем не экономические интересы.

Фото: tazabek.kg

-Какие политические последствия перехода на общий рынок энергоресурсов вы видите?

-Не могу сказать, что возможность роста цен после перехода на общий рынок на фоне минувших трагических событий января, будет приятной новостью для Казахстана. Ведь в руках государства, наверное, уже не будет такого инструмента, как субсидирование цен на энергоресурсы. Кроме того, будет потеряна возможность заморозить цены на определенный срок, как это мы видели в начале января в связи с волнениями в Казахстане. Поэтому, как и в случае с газовым вопросом, возникшим в начале года, инструментов, которые власти используют в целях стабилизации и удержания цен, будет гораздо меньше. Что касается внешней политики, при экспорте Казахстаном своих энергоресурсов в другие страны может возрасти зависимость от российского руководства. Экспорт энергоресурсов на общем рынке также может начать отслеживаться в рамках ЕАЭС. А мы должны понимать, что влияние России при принятии решений в данной организации очень велико. Казахстан продает энергоресурсы в основном странам ЕС. Учитывая санкционную войну между Россией и Европейским союзом, также вызывает сомнения дальнейшее развитие торговли между Казахстаном и Европой.

-Как избежать Казахстану политических и социально-экономических издержек, если мы неминуемо станем частью общего рынка?

-Чтобы не было экономических или политических рисков, необходимо ближайшие 3 года потратить на минимизацию рисков. В связи с тем, что цены на энергоресурсы в 2025 году скорее всего вырастут, необходимо улучшить социальную поддержку населения, провести экономические реформы, направленные на повышение благосостояния нации. При больших доходах у казахстанцев стоимость бензина не будет вызывать сильное недовольство даже при цене в 300 и 400 тенге за литр. Поэтому, улучшение покупательской способности граждан, рост доходов – это единственное решение могущей быть большой проблемы, которая при ином случае неминуема.

Назерке Еркiнқызы

Следите за самыми актуальными новостями в нашем Telegram-канале и на странице в Facebook
Лента новостей

Герои столицы