ЖизньНовостиОбщество

Необычный портрет Димаша Кудайбергенова сделали на фабрике в Астане

В трикотажном цехе столичной фабрики «ПИК Astana Ютария ltd» изготовили портрет Димаша Кудайбергенова, сообщает корреспондент Елорда Инфо. Он был сделан в качестве эксперимента в подарок в единственном экземпляре. Такую необычную работу позволила сделать прошедшая на предприятии технологическая модернизация.

На изготовление портрета певца специалисты фабрики потратили два дня: день ушел на разработку и день для работы на машине. Как рассказали специалисты фабрики, сейчас подарок готов для вручения адресату. Портрет вертикальный, его размеры составляют 180*82.

Фото: Бота Женискызы\Елорда Инфо

Над ним работали несколько специалистов. Один из них — Анар Абдыгасенова. Она управляет компьютером, который «командует» вязальными машинами. Профессия девушки достаточно редкая для казахстанского рынка труда. Анар – дессинатор. Это специалист «четыре в одном». Он и текстильный дизайнер, и художник по тканям, и программист вязального оборудования, и инженер. Такие специалисты, как Анар, «штучные». Между тем, она учится в том университете, что и Димаш Кудайбергенов.

Фото: Василий Крась\Елорда Инфо

«Я студентка Казахского национального университета искусств. Обучаюсь по специальности «дизайн одежды». На фабрику приезжали специалисты из Турции, из Италии, проводили мастер-классы, так я и научилась работать. Все остальное изучала на фабрике методом проб и ошибок. Сама программа и машины японские. Мы можем вязать вещи и мелкого, и крупного переплетения. Машины полностью автоматические, управляются с помощью компьютерной программы. Плотность изделия, его величина, скорость вязания и еще десятки параметров – все это задается компьютером. Он же сообщает о возможных ошибках, которые могут возникнуть при вязании на машине. Все изделия, придуманные когда-то на этом компьютере, сохраняются в памяти, поэтому их можно связать еще раз много лет спустя. Вообще, вязальные машины, которые выпускаются сейчас для трикотажного производства, — на грани фантастики, настолько они адаптированы и компьютеризированы. У нас сейчас просто колоссальные возможности», — рассказала дессинатор.

Девушка «живет» своей работой. Она может рассказывать о ней долго и увлекательно. Это счастливый случай, когда работа стала увлечением. В этом году она заканчивает вуз, а работа по специальности у нее уже «в кармане».

Каждая клеточка – это одна петля. Всего разновидностей петель — 250. Стоит поставить не ту клеточку, не того цвета, как все пойдет не так.

Фото: Василий Крась\Елорда Инфо

«И только правильно составив их в программе вязания, правильно задав движения каретки, движения оттяжки, по участкам, можно добиться правильно и красиво сделанной вещи. Мало иметь программу, нужно найти такого специалиста, который сможет воспользоваться инструментами этой программы. Считаю, что с Анар нам просто повезло. Не сразу у нас все получалось. Было много ошибок, заминок. Мы на них учились, переделывали, делали выводы и продвигались дальше в своих знаниях. Программа, на которой работает Анар, — японская, она очень сложная. Поэтому нам пришлось приглашать специалистов, чтобы они обучили наших дессинаторов. Причем продолжалось обучение довольно долго, около 4-х месяцев. И мы еще не выбрали все то, что «умеет» эта программа. Представьте – 250 разновидностей петель, а мы из них освоили даже еще не половину. Рисунчатые возможности этой программы очень большие, включая переносы петель, ажурные переплетения и так далее. Мы находимся постоянно и в самостоятельном изучении, и с помощью специалистов — до такой степени у нас сейчас уникальное оборудование. Мы просто восхищаемся и с удовольствием работаем на этой машине. И делаем вплоть до портретов, вот как, например, портрет Димаша попробовали сделать», — говорит технолог вязального цеха Майя Вершинина.

Фото: Василий Крась\Елорда Инфо

Бота Женискызы

Главное фото: Василий Крась\Елорда Инфо


comments powered by HyperComments
Close