• USD 367.4
  • EUR 423
  • RUR 5.63

Резиденты Астаны

Салатный бизнес, или Как семейные ценности помогли иммигрантам подняться в Астане

18 сентября, 14:08963

Тахир Уматов и Марина Цой когда-то приехали в Астану из Узбекистана разными дорогами и в разное время: он самаркандский узбек, она из Ташкента. А познакомились в Астане. Поженились. Вдвоем пережили здесь крах бизнеса и полуголодные дни. Снова подняться помогли семейные ценности и родственники. Корреспондент Елорда Инфо познакомился с ними на овощном базарчике и заинтересовался необычной семьей.

 

Тахир и Марина непохожи друг на друга, так сразу и не скажешь, что это муж и жена: разница в возрасте, непохожесть национальных черт.

Марина ЦойМарина Цой

Марина: Я окончила школу в Ташкенте в 2001 году, приехала в Кокшетау и поступила в университет на юриста. В то время наши родственники уже стали переезжать в Казахстан, и мои родители тоже. Моя тетя работала на оптовке, перегоняли овощи и фрукты из Ташкента, и попросила меня помочь: «Мне нужен свой человек на помощь». Так в 2006 году я приехала в Астану и здесь познакомилась с будущим мужем.

Тахир приехал в Казахстан в 1998 году. Его, сначала в Алматы, позвала с собой сестра, она переехала раньше и попросила помочь с обустройством в новой стране. В 2002-ом году Тахир переехал из Алматы в Астану.

Марина: И так мы на рынке и познакомились с ним. Он закупал у меня товар. Толком за мной и не ухаживал, и никто не предполагал, что мы станем мужем и женой. Получилось как будто бы в шутку. Ухаживал за мной совсем другой парень. Он меня приревновал к Тахиру. А Тахир же палец в рот не клади, по локоть оттяпает. И Тахир как бы между прочим ему говорит: «Кто тебе сказал, что это твоя девушка? Это моя девушка. Будешь моей девушкой?». Вот так в шуточной форме мы посмеялись, и все. Парень, который за мной ухаживал, надулся и ушел. Так и стали мы общаться с Тахиром, нашли общий язык.

Тахир УматовТахир Уматов

Тахир: А через неделю я сделал предложение.

Марина: Да, через неделю после этого случая моя мама по делам приехала в Астану. На тот момент и мама Тахира случайно оказалась в Астане. Сидели мы с мамой, пили чай. Звонок в дверь. Открываю: Тахир с огромным букетом цветов. Он пришел знакомиться с моей мамой. «Здравствуйте, я ваш будущий зять», и точка. Моя мама растерялась и все время молчала. А Тахир разложил все по полочкам, рассказал о себе. Мама была в шоке и сказала: «Время покажет». Она поехала домой, поговорила с отцом. Буквально через месяц мы поженились. Родители согласились с моим мнением.

Получилось, что родились мы с Тахиром в Узбекистане, а познакомились и поженились в Астане. Тахир в свое время чем меня взял? Очень много прочитал исторических книг, много знает. Хотя окончил всего 9 классов и был хулиганом. Учителя думали, что он попадет в тюрьму. Его мама поднимала шестерых детей одна. В 13-14 лет он научился обеспечивать себя сам. Когда мы с ним познакомились, ему было 27 лет. Может быть, он не получил какого-то особого воспитания, но он настоящий.

У меня не было даже размышлений, выйду за него-не выйду. В порыве чувств, а обычно молодые люди сильно не анализируют по этому поводу, я вышла за Тахира, и ни разу не пожалела. Уже 12 лет в браке, многое пережили. И голодали. Не знали, как распределить тот заработок, который у нас был на тот момент. То ли хлеб купить, то ли на проезд оставить. Мы снимали маленькую времяночку. Но мы не опускали руки. Потому что на тот момент у нас уже родилась дочка. Это было таким стимулом для нас, потому что когда соседский ребенок есть печеньку, а ты своему не можешь позволить – это было очень обидно. Жизнь просто переворачивалась, это был переломный момент.

2008 год. Мы занимались торговлей, и у нас появились долги. Мы вели свое ИП, и, оказывается, неправильно вели бухгалтерию. Сдавали налоговую отчетность не так, как нужно было. А так как налоговая не уведомляет об этом сразу, то через три года мы узнали, что у нас баснословная пеня, баснословные штрафы. Хотя я каждый месяц приходила в налоговую, брала бланки, уведомления, проверяла все свои платежи, но никто из работников не удосужился сказать мне, что мы должны зайти еще в один кабинет. Все, что в тот момент крутилось в товарообороте у Тахира, мы отдали за эти штрафы. Потому что с государством бесполезно что-то выяснять. На нас завели дело, был судебный процесс. Оказывается, мы не должны были превышать какой-то лимит, но превысили, и должны были уйти с упрощенки. А нам никто этого не подсказал. Я показала все платежи, все бланки. Судья решил справедливо, что наш менеджер, который нас вел, не уведомил о том, что мы должны перейти на упрощенку. В итоге 2-миллионный штраф нам урезали, и мы заплатили около 200 тысяч тенге. Но тогда и 200 тысяч были большие деньги, а два миллиона для мелкого бизнеса вообще баснословные.

Тот товар, который мы крутили, пришлось отдавать по дешевке. Квартира съемная. Продали машину, собрали деньги, закрыли штраф. Мы же гоняем товар, который берем под реализацию. А распродать не смогли, потому что бегали по налоговым. У людей в кризис не было денег, они не могли забрать оптом. Мы уехали к моим родителям в деревню, потому так было легче выжить. Прожили там три года. Пытались уехать в Россию, подняться там. Но мне там не понравилось. И мы уехали обратно в Астану. Все сбережения на тот момент у нас закончились. Но как-то очень стыдно было просить у мамы денег. Мы стали крутиться сами. Тахир стал пробовать делать мебель. Зарплата то есть, то нет. Я пошла продавцом. Тоже тяжеловато: и за квартиру заплатить, и еды купить. У нас ожидалось прибавление в семье, с работы пришлось уйти. 

Поднялись мы опять благодаря родственникам. Моя мама дала нам денег на роды, на аренду за квартиру, на еду на первое время, а старшая сестра Тахира дала на раскрутку.

Я хороший продажник. Как клиент я очень требовательный. «Вы мне поставите товар хоть когда, тогда, когда мне нужно, 24 часа в сутки, если мне нужен этот товар, хоть расшибитесь, но привезите. И в том количестве, в котором мне нужно, и в том качестве, в котором мне нужно. Я даю гарантию 100 процентов, что я это продам». И не я на них работаю, а оптовики на меня.

У старшей сестры Тахира был бизнес на салатах. Она предложила Марине поработать на продажах. Но Марина отказалась.

«Ты не будешь продавцом, потому что между родственниками все равно получится скандал. Завтра скажут, что ты младшая, что ты сноха, не так сказала, не так посмотрела, командуешь. Не каждому старшему это понравится», - поддержал жену Тахир.

Марина: Мы поступили по-другому. Мы пошли к моей тете и сказали: Теть Зин, дайте нам точку.

-С чего начнете? Давайте с Артема. Но там такие продавцы, что они посадили точку на мель.

-Ничего, я наработаю.

Мы с Тахиром стали делать салаты. Сами, вдвоем. Салаты, я вам скажу – это адская работа. Здесь нет выходных, нет праздников. Нет передыха. Если нет заявки на салаты, ты все равно должен заготовить, почистить, перемыть, что-то отварить, проконтролировать температурный режим. Это постоянная суета.

Тахир очень вкусно делает салаты. Он производил, а я продавала. Кроме этого, он еще смотрел за 4-месячной дочерью. Если ему вдруг нужно было уехать в цех, с младшей оставалась моя старшая дочь. Ей на тот момент было 5 лет. Этот ребенок у меня, Карине сейчас 11 лет, наверное, многих 15-, 17-летних переплюнет по своему житейскому уму. Просто я была вынуждена на нее скинуть такую работу, что мой ребенок взрослел быстрее других девочек своего возраста. Я ей часто говорю о том, что она моя опора, моя гордость. Она никогда не капризничает, не скажет «не хочу», «не могу». Она спрашивает: «Мама, а смогу ли я?». Я отвечаю: «А ты попробуй».

Чтобы поддержать нас, через несколько месяцев мои родители переехали в Астану. Мама взяла весь наш домашний быт на себя. Отец помогал Тахиру в цеху. 

Мы уже раскрутились и смогли купить подержанную машину. Стали делать небольшой закуп, увозить и привозить салаты. Так мы стали с ним расти. Потихоньку стали зарабатывать. Потом мы взяли еще одну точку, и еще одну в супермаркете «Северный» на Косшыгулулы. У нас пошло, стали нарабатывать клиентов. Сегодня мы поставляем салаты в несколько точек.

Карина, дочь Тахира и МариныКарина, дочь Тахира и Марины

Салаты семья делает из овощей, которые выращивает на полях вместе с родственниками. Землю в аренду они получили через акимат Акмолинской области в районе поселка Тонкерыс - всего 50 гектаров на двух братьев. Обеспечили рабочими местами несколько бригад.

Марина: Это семейный бизнес, в котором мы работаем вместе со своими родственниками. На поле работают мужчины нашей семьи, живут в балаганах. Строят домики, как юрты, и там живут. У нас там есть свои участки. Обязанности поделены. Кто-то на поле, кто-то на продажах, кто-то на салатах. Каждый из родственников выбрал то, что он знает лучше остальных.

 

Отец и дочьОтец и дочь

И знаете, что? Как бы тяжело в жизни не было, мы никогда не думали о разводе. Хотя и друзья и родственники иногда говорили: а зачем оно тебе надо? Но мы никогда об этом не думали. Развод был бы предательством. Был такой у нас момент, что перед Тахиром родственники поставили выбор: или они, или я, Марина. Он молча взял меня за руку, развернулся и ушел. Мы ушли с ним в никуда. И мы не пошли к родственникам – ни к моим, ни к его. Мы пошли к своим друзьям. Друзья уже прожили такую же жизненную ситуацию. Они поняли по нашим лицам, что мы пришли в никуда. Мы остались у них на неделю. Через неделю мы сняли комнату, потом перебрались в отдельную квартиру, потом купили две ложки, две кружки, две чашки. Так и поднялись. Никогда не было такой мысли – развестись. Может, сегодняшний достаток, который входит в нашу семью, приходит за счет того, что мы не отворачиваемся друг от друга, а просто идем. Рядом, вместе и в одну сторону.

Марина ЦойМарина Цой

Отец и дочьОтец и дочь

Читай столичные новости в удобное время на своем телефоне. Подпишись в Telegram Еlorda Aqparat    

 

Наверх