• USD 374
  • EUR 423
  • RUR 5.65

Резиденты Астаны

Хотел быть инженером, но поклялся, что стану врачом - Жаксылык Доскалиев

21 ноября, 10:26638

Я не думал, что буду врачом. Я хотел быть инженером. В период моего юношества специальность инженера считалась популярной, рассказал руководитель республиканского координационного центра по трансплантологии, известный казахстанский хирург Жаксылык Доскалиев в интервью корреспонденту Елорда Инфо. Почему он поменял свое решение и хотел «разобраться с пищеводом», читайте у Айнур Шошаевой.

«Было бурное развитие индустрии в стране. Тогда в школах была профориентация. Мы пошли на экскурсию на завод «Актюбхимкомбинат». Мне там понравилось, я хотел стать инженером. В 9-ом классе написал письмо в Чимкентский химико-технологический институт. Они мне отправили программу, и я начал готовиться. Но в семье произошло несчастье, заболел отец. Диагноз - рак пищевода. Ему было всего 58 лет. Я единственный сын в семье, остальные девочки. Он позволял мне ухаживать за ним, умывать. Врачи не могли помочь, видел, как он умирал мучительно. Хотя он скрывал, не хотел показывать детям. Перед смертью отца я поклялся, что стану врачом и разберусь с этим пищеводом. Отказался от своей мечты и в 1973 году поступил Актюбинский мед институт», - рассказывает Доскалиев.

Институт он закончил с отличием. Из 480 человек на потоке диплом с отличием был всего у 12 выпускников. Ему предложили остаться в институте, но он решил стать практикующим хирургом и поехал в сельский район.

«До 1986 года работал в районе, смотрю: конца-краю нет, никто на операцию пищевода не приходит. Даже в области не оперировали. Я поехал в Москву, во Всесоюзный научный центр хирургии. Попал к профессору Федору Черноусову, человеку, который с пищеводом на «ты». Это сложный орган. Я у него учился и научился. Когда-то дал клятву стать врачом и вылечивать людей. Считаю, я достиг своей цели», - продолжает врач.

Династия хирургов Доскалиевых небольшая, началась с самого Жаксылыка Акмурзаевича.

«Мой сын пошел по моим стопам, стал нейрохирургом. Обучался в Японии. Сейчас оперирует в республиканском центре нейрохирургии. Также мой племянник является одним из лучших трансплантологов Казахстана. Думаю, что это нонсенс, но он работает в Японии. Его пригласили туда работать. Сначала на полтора года, теперь дальше будут продлевать контракт. Считаю, что это гордость всего Казахстана, не только нашей семьи. Потому что японцы очень консервативны, особенно к иностранцам. В центре, где работает мой племянник, всего два иностранца: он и американец. Марлен работает вторым профессором в клинической лаборатории по трансплантации печени. Туда японцы годами по конкурсу не могут попасть. Он прошел, поскольку учился там и знает японский в совершенстве. В отборе в этот японский центр участвовали лучшие доктора из 10 стран мира. Когда он прошел, я очень удивился. Была и радость за него, и огромная гордость. Радует что наши казахстанские врачи конкурентноспособны на международном уровне. С другой стороны, было сожаление, что один из ведуших специалистов Казахстана будет работать в другой стране», - поделился Жаксылык Доскалиев.

В интервью с корреспондентом Елорда Инфо Доскалиев рассказал и о своей профессиональной деятельности.

«Пациенты часто настроены негативно, приходят с пессимистическим настроем. Чтобы не воспринимать негатив, я стараюсь вылечить. Но все-таки считаю – не надо обманывать пациента и давать ложную надежду», - продолжает он.

По его словам, качество жизни пациента после пересадки зависит от него самого. После пересадки многие думают, что выздоровели и перестают ухаживать за собой, вовремя не принимают лекарство.

«После того, как пациенты перестают принимать элементарные таблетки, орган начинает отторгаться. Еще некоторые люди вместо того, чтобы наблюдаться у докторов, обращаются к целителям. Если человек будет следить за своим здоровьем, может жить долго. В Казахстане двое человек после пересадки печени и почек стали родителями. Многие вернулись к работе после долгой болезни. Кто-то сейчас работает на госслужбе, в бизнесе. Эти люди ведут полноценный образ жизни.

Могу привести один пример. В 1993 году в Алматы я провел операцию по пересадке почек. Почки были трупные. Совпали они идеально. Потом я уехал в Актобе, позже приехал в Астану. В 2012 году этот человек приехал ко мне. Я его не узнал. Он спросил: «Вы узнали меня?», и показывает татуировку на руке. Только тогда я его вспомнил. На тот момент он уже лет 7-8 как перестал принимать лекарства, а почка работает. На момент операции ему было около 40 лет. Он делился со мной своим счастьем. Все зависит от самого человека и еще от нескольких факторов. Первое, если идеальное совпадение органов. Второе - немаловажный фактор, как пациент себя ведет после операции, как соблюдает режим. У нас в законе написано, что донор не обязательно может быть родственником. Достаточно иметь генетическую и тканевую связь иметь. Даже у казаха гены везде есть, Чингисхан постарался. Приходят с Израиля пациенты, у них локусы совпадают с локусами наших казахов. Поэтому не обязательно быть родственниками», - объясняет он.

В беседе с Доскалиевым корреспондент затронул и проблемы детской трансплантологии. Известный хирург высказал свое мнение о ее состоянии.

«Детская трансплантология у нас проблемная. Поскольку у нас нет прав на изъятие органов детей на законодательном уровне. Данный вопрос не урегулирован законом. Это во-первых. Во-вторых, дети реже погибают от черепно-мозговой травмы. У детей практически не бывает инсульта, а если есть, то крайне редко. Поэтому у этой категории количество потенциальных доноров значительно меньше. Опять же надо отметить, общество морально и ментально не готов к этому. Представьте, ДТП, у ребенка черепно-мозговая травма. Родители до последнего надеются, что ребенок поправится. Когда ребенок погибает, говорить родителям, что нам необходимо забрать органы для пересадки, естественно, нелегко. У родителей начинается истерика. Тем более, что у несовершеннолетнего ребенка орган можно забрать по разрешению родителей или опекунов. Здесь проблема есть, над которой надо работать», - отметил он.

Жаксылык Доскалиев не знает точное количество пациентов, которым делал операции. Говорит, что много бывает в регионах и к нему подходят его пациенты сами: «вы меня оперировали».

«В 1979 году я закончил институт и с тех пор скальпель я из рук я не бросал. Где бы не находился, на каких бы должностях: я был и министром два раза, и депутатом мажилиса, и ректором. Но хирургии не изменял. Я делал их очень рано, начинал утром в 05:30, чтобы успеть до совещаний, до 9:00. Длительные операции ставил на выходные. Это моя профессия, которая меня кормит и содержит на протяжении 39 лет. Не кресло меня кормило и кормит. На него не нужно смотреть и не нужно к нему привязываться. Нужно быть профессионалом. Необязательно в медицине. В любой отрасли надо быть профессионалом. С полузнаниями тебя быстро раскусят», - говорит он.

Самым ценным подарком для академика является подарок девочки. Это сердце.

«Одна девочка чуть не умерла от кровотечения. В 2013 году после операции она сделала мне подарок и подписала «Доскалиеву от Джафаровой, спасибо за подаренную жизнь». Это самый ценный для меня подарок. Честно гороря у меня были большие сомнения, что я ее спасу, поскольку она уже была в клинической смерти», - рассказал он.

«Бывает, что хирурги часто отказывают в операции, боятся. С одной стороны, хорошо, каждый человек, врач должен свои возможности знать. Плохо если он залезет, не сможет выйти из этой ситуации. Но с другой стороны, все люди смотрят на тебя, ждут. Высокое доверие заставляет тебя побольше читать, учиться и заниматься над собой, черпать информацию. Надо учится всю жизнь. Ограничиваться теми знаниями, который получил ВУЗе - мало. Тем более сейчас век такой, все идет вперед очень стремительно. Надо успевать за этим», - заключил врач.

По словам доктора, сейчас в Казахстане около 2700 трудоспособных человек нуждается в пересадке почек, 1700 людей ждут пересадки печени. Многие не дожидаются и погибают. Около 150 пациентов нуждаются в пересадке сердца. Среди них есть люди, которые носят сердце в сумках или рюкзаках. У них искусственный орган. Примерно 50 человек нуждаются в пересадке легких. 

Подпишись в Telegram Еlorda Aqparat   




Ещё новостей + 3
Наверх