• USD 367
  • EUR 431
  • RUB 5.55

Культура

Эксперты рассказали о степном кодексе казахских девушек

26 марта, 11:541201
Фото взято с сайта khabar.kz Фото взято с сайта khabar.kz

Испокон веков казахи относились к дочерям с особым трепетом. Есть такое выражение  «Қыз - жат жұрттық». Его философия сводится к тому, что девочка - всего лишь гостья в доме. Повзрослев, она навсегда уедет на чужбину и разделит жизнь с другой семьей. А потому степной этикет рекомендовал родителям быть с девочками мягкими и деликатными. О том, что позволялось и запрещалось казашкам, мы расспросили у известных экспертов, передает Елорда Инфо.

Талант - по материнской линии

Словарь казахских женских имен буквально «утопает» в цветах. Корень «гүл» присутствует в них неслучайно. Вся жизнь степняков протекала на лоне природы. Логично, что женская красота рождала в них ассоциации с благоухающими растениями. Как и цветы, дочери радовали глаз красотой и нежностью, рождали весну в сердце и побуждали проявлять заботу.

- Не зря ведь говорят, что рай находится у ног ваших матерей. Казахи всегда относились к девочкам трепетно и любили их больше, чем мальчиков. Они знали, что дочь подрастет, покинет родной кров и выйдет замуж. Ругать ее или обижать было чем-то предосудительным. Девочек называли изящными именами - Айман, Шолпан, Гулдерай, Гулим и так далее. Они росли свободно, их баловали. Со времен скифов повелось так, что женская часть степного общества имела особый статус, позволяющий ей руководить, быть царицей. Так, сестра Кенесары хана Бопай руководила целым воинским соединением. Как и бабушка Шокана, она принимала участие в больших государственных советах. Также казахи считали, что таланты наследуются от матери. Мать Курмангазы была женщиной-палуаном, выступала на тоях. Ее братья тоже славились физической силой, отличались меткостью, незаурядными музыкальными способностями. У Кенена Азербаева мама была известной певицей, мать Шакена Айманова народ знает как талантливую личность, - рассказывает известный культуролог Бердалы Оспан.

Что говорит степной этикет? 

Плавная походка, неторопливая речь, негромкий смех. Такие сдержанные манеры предписывал казашке степной этикет. Ей нельзя было вести себя развязно, перебивать старших, пересекать им дорогу, смотреть прямо в глаза посторонним мужчинам. Если африканские женщины удивляли тем, что могли ходить с подносом на голове, не расплескивая его содержимое, то казахские девушки вполне могли бы оспорить первенство в этом. Потому что в идеале они должны были безукоризненно держать осанку и не делать порывистых движений. О приближении юной девушки сообщали не ее громкие шаги, а тонкие переливы шолпы - украшения для волос из чистого серебра. Иногда к обуви крепили колокольчики. В этом чувствуется тонкий восточный подход. Благодаря таким украшениям мать девушки всегда знала, что дочь где-то поблизости. 

К слову, дочерей казахи старались одевать нарядно, в расшитые камзолы, подчеркивающие талию, тюбетейки, вплетали в косы серебро и любили ювелирные украшения.

«Девочка была одета в такую же, как девушка, одежду, но более скромную по декору. На голову надевали тюбетейку. Она не носила длинные серьги с подвесками, так как они указывали на половую зрелость. Начиная с 12 лет, девочка не ходила босиком. Она надевала мягкие сапожки на каблуках, ботинки или нарядные туфли и снимала обувь только ночью. На голову девочке не надевали платок белого или черного цвета. Первый носили замужние женщины, второй означал траур. Когда дарили девушкам  кольца и браслеты, желали «Қолың өнерлі болсын» - «Пусть руки будут искусными», если вручали украшения для кос, добавляли «Шашың ұзақ болсын, қалың болсын» - «Пусть волосы будут густыми и длинными», так как они считались признаком женского очарования», - говорится в книге Шайзады Тохтабаевой «Этикетные нормы казахов».

Почему запретов сорок?

Стоит упомянуть о принципиальном моменте. Казахские девушки никогда не закрывали лицо и были открыты миру. 

-  Да, их учили все делать учтиво, медленно, без резких поворотов, но чтобы девушки  прятали лицо - такого не было. В целом казахская женщина располагала свободой. Она могла развестись, если было доказано, что муж ей изменил. Если же она предавала супруга, ее привозили обратно. Такие решения принимал совет аксакалов. Было даже такое, что девушка рожала ребенка без мужа. Ее родные любили и баловали малыша. Если супруг покидал этот мир, женщина могла не выходить замуж за его брата по законам аменгерства. Аксакалы спрашивали, каковы ее намерения после смерти мужа. Если вдова отвечала, что хочет выйти замуж за другого человека, из другой семьи, ее просто отпускали. Но ничего не давали. Несколько человек поднимали юрту, и она должна была проползти под ней и уйти в чем есть. Дети оставались, потому что это дети рода, - отмечает Бердалы Оспан.

Согласно казахским традициям, поведение девушек находилось под особым контролем семьи. Отсюда ставшее устойчивым выражение «Қызға қырық үйден тыю». Если перевести дословно, звучит это как «Запрет девушке от сорок семей». На деле это означало, что за моральным обликом юной девушки наблюдают не только родители, братья, но и жители аула. 

- Одним словом, ей можно было все и ничего, - резюмирует собеседник. - Если джигиту понравилась какая-то девушка, он передавал свою симпатию к ней через женге - старшую сноху. Они были своего рода послами. Именно под присмотром женге девушек отпускали кататься на алтыбаканах и принимать участие в аульных развлечениях молодежи. Естественно, женге отвечала головой за все. Парень дарил ей какие-то подарки, украшения, чтобы наладить контакт. Любой джигит знал, что разговор нужно начинать издалека, дипломатично, говоря о чувствах намеками. 

Письма счастья на войлоке

Казахский аналог «выйти замуж» звучит как «тұрмысқа шығу». Дословно это значит «выйти в быт». Такая трактовка обретения семейного статуса не случайна. Если невеста могла умело обустроить домашнее пространство, ее авторитет в глазах мужа и его родных возрастал в разы. 

- Девочек с детства обучали труду и ремеслам: ткачеству, изготовлению сырмаков. Она проводила вечера за подготовкой шерсти, из которой затем мать или бабушка пряла нити. Иногда девочек мотивировали обещанием, что особо усердные работницы  в качестве награды  получат бусины. Поэтому старшие предусмотрительно клали внучкам бусины в горки распушенной шерсти, - говорит ученый, главный редактор сайта «Киелі Жетісу» Земфира Ержан.

Перед замужеством девушка вместе с матерью готовила жасау - приданое. Кстати, когда девочка подрастала, на сундук в юрте ставили саукеле - женский головной убор невесты. Люди знали, что в доме есть девушка на выданье. 

- Отдавая дочь замуж, мать следила за тем, как она устроилась в новой семье. Вместе с приданым девушка увозила с собой незаконченный ковер, чтобы продолжить работу над ним в доме мужа. Казахи надеялись, что тогда невесту будет ждать счастливая жизнь, такая же красивая, как краски на ковре. И также родители ждали от дочери кииз. Это было своего рода письмо. Если девушка присылала разноцветный кииз, значит, у нее все благополучно. Если же  он был выполнен в мрачных тонах, означало, что она несчастна. Тогда родители ехали и забирали дочь обратно. А еще когда дочь приезжала в отчий дом, ей давали все, что она попросит. Однажды к знаменитому Толе би приехала его дочь и попросила племенного быка. Он отдал ей животное. Потом у дочери бия родился сын батыр, - рассказывает Бердалы Оспан. 

По словам культуролога, поднимать руку на женщину у казахов считалось постыдным.

-  Нельзя говорить, будто этого не было. Но когда мужчина бил жену, это расценивали как верх греха, - резюмировал спикер.

Автор: Динара Кулакпаева

Читай столичные новости в удобное время на своем телефоне. Подпишись в Telegram Еlorda Aqparat    

Наверх