• USD 348
  • EUR 405.6
  • RUB 5.55

Как столичный художник разгоняет депрессию (Фото)

14 ноября, 11:20768

Мастер граффити Александр Ворончихин может «разговорить» любую стену - от унылой трансформаторной будки до безликого фасада неприметной двухэтажки. Его работы не боятся дождя и холода, хотя 24 часа в сутки находятся под открытым небом. Только в Астане художник расписал более сотни объектов на улице, передает корреспондент Елорда Инфо.

Мы с Александром беседуем у трансформаторной подстанции в микрорайоне «Самал». Перед нами классический арт-объект в жанре граффити. Стену с крупными цветами, видами Астаны и энергией Вселенной в его понимании, Александр расписал всего за два дня. Теперь она живет собственной жизнью. Здесь делают селфи, снимают клипы. Арт-объект вносит разнообразие в эстетику старого города.

- Сколько красок понадобилось, чтобы все это изобразить, и как отреагировали прохожие при виде расцветшей стены?

- Это был сложный объект. Когда мне его предложили, я сразу согласился. Два дня я приходил к 9 утра и заканчивал к ночи.

Стояла жаркая погода, 30-35 градусов. Пришлось неплохо позагорать (улыбается). На композицию площадью 85-87 квадратных метров ушло около 40 килограммов краски. Работа как раз выпала на выходные дни, взять в аренду «ГАЗель» не получилось. Поэтому все нес на себе. Но это было здорово. Подходило много людей, от которых я буквально заряжался позитивом. Когда видишь улыбки прохожих, усталость сразу уходит на второй план.

В случае с трансформаторной подстанцией я изобразил цветы, очерченные в плавных линиях, космос как олицетворение энергии. Для росписи применил специализированную краску - влаго- и морозостойкую.

- Какой смысл вкладываешь в свои работы?

- Основная идея - вызывать эмоции у людей. Если мои работы находят отклик, пусть даже не позитивный, значит, они живут своей жизнью, люди к ним неравнодушны.

Во всех моих работах прослеживается тема жизни. Это природа, люди, животные, растения. Город должен вести диалог с человеком, чтобы при взгляде на них у жителей возникали позитивные идеи, образы, мысли. А street art (искусство улиц - англ.) помогает в этом.

И еще: я всегда за то, чтобы работать официально. Когда у тебя на руках разрешение, это освобождает от траты времени на объяснения и гарантирует сохранность работы. Можно быть уверенным, что никто не затрет граффити, не снесет здание, где запечатлен рисунок.

- Как выбираешь сюжеты и образы для будущих работ? Иными словами, что вдохновляет на создание граффити?

- Если запирать себя в определенные рамки, пропадает вероятность творческого роста. Классические художники могут годами писать одну картину, совершенствуя ее, оттачивая детали. А street art - величина меняющаяся.

Я считаю, что губительно становиться заложником однообразных сюжетов. В свое время граффити выросло как протест, бунтарство, оно транслировало идеи несогласия с официальной точкой зрения. Здесь не получится выразить свое творчество на одном образе и на однобоких идеях. Мне, к примеру, очень нравится перспектива сделать граффити с этническими мотивами. Это было бы очень самобытно.

- Ты сказал, что предпочитаешь работать, имея на руках разрешение городских властей. Часто ли приходится показывать документы?

- Когда расписывал ТП, подошли сотрудники организации, обслуживающей подстанцию. Я показал им разрешение. Еще мимо проходили ребята патрульно-постовой службы, но они не задавали вопросов.

Я всегда за легальные вещи. Когда 10 лет назад начинал работать в жанре граффити, то искал пустующие трансформаторные будки, стены заброшенных зданий, дабы в дальнейшем ко мне не было никаких претензий.

- Сколько объектов тобой расписано?

- Где-то более 320 объектов, и не только в городе. Сейчас большим спросом пользуется роспись интерьера - баров, клубов, ресторанов, кофеен, квартир, частных домов. Люди увидели, что это можно сделать очень красиво, кардинально преобразив при помощи рисунка помещение.

Также я занимаюсь классической живописью и аэрографией.

А на улице у меня, наверное, около сотни граффити-работ. Некоторые вещи были закрашены, а здания по тем или иным причинам снесли. На их месте теперь появились новые объекты.

- Место, предложенное тебе в данном случае, было выбрано не случайно?

- Это одно из самых многолюдных мест. Рядом - набережная реки. Эту стену теперь можно использовать как бесплатную фотозону. Здесь уже и клипы снимали. Правда, мало кто интересовался идеей сюжета.

Когда я расписывал стену, ко мне подходили прохожие, пытались со мной поговорить по-английски, думали, что я иностранец.

- На каких зданиях мечтал бы увидеть свои работы?

- Хотелось бы видеть стрит-арт в нашем городе как масштабное явление. В Алматы и Шымкенте администрация города поддерживает такие инициативы. Их не сильно ограничивают касательно идей и творческих замыслов, не диктуют, что изображать. Мне бы хотелось, чтобы и у нас тоже было больше творческой свободы. Чтобы город менялся, обретал свой оригинальный облик.

Когда-то давно в Японии прибегли к стрит-арту как к способу борьбы с городской депрессией. Там имела место быть очень плотная застройка, из-за обилия похожих зданий появилась некая серость. И руководство предприняло ловкий ход. Оно собрало художников, дало им разрешение сделать работы по всему городу. Взять тот же Токио, некоторые его районы сразу преобразились. Что удивительно, все работы органично вплелись в городскую среду.

- Есть ли у граффити рисунков единая концепция? Или это может быть что угодно - от портрета Че Гевары до изображения лотоса?

- Здесь нет рамок и шаблонов. В граффити можно все. Рисовать кистью могут многие при обучении и нужной сноровке. Рисовать с помощью баллона сложнее.

Когда не было ни нормальных материалов, ни Интернета под рукой, мы просто брали тюбики из-под крема с губкой на конце, замешивали краску, наливали туда и писали шрифты. Они получались с подтеками. И в этом вся фишка. Если человек хочет, он сможет найти подручные средства. Материалом может быть все что угодно.

Граффити простирается далеко за рамки художественного искусства. Если раньше каллиграфия считалась атрибутом восточной культуры, сейчас она есть и в стрит-арте.

Рисунки могут быть на малых архитектурных формах, урнах, фонарных столбах. Стрит-арт очень многогранен.

- В какой части города больше нравится работать?

- Я родился и вырос здесь. За это время город сменил три названия. Как коренному жителю мне больше нравится старый город. У него есть своя история, душевность. В его стилистике присутствует архитектура разного времени.

Левобережье - это деловой центр. Фасады его зданий не требуют какого-либо дополнения. Кроме того, они сделаны из материала, на котором краска не держится.

- Можешь рассказать о каких-то курьезных случаях?

- Когда-то давно нас ругали прохожие, жильцы домов. Говорили, ходят тут хулиганы, наркоманы, портят стены, воняет краской. Разное было.

- Востребовано ли граффити в Астане?

- Безусловно. Люди увидели, что это красиво, ярко и дарит городу настроение.

Если сравнивать с Алматы, там это все на порядок выше. У них более 10 граффити-команд, которые постоянно что-то делают. Некоторых ребят знают не только в Казахстане, но и в России.

- В какое время года лучше всего оставлять на зданиях граффити?

- Сезон у нас начинается с десятых чисел мая и длится до середины сентября, когда на улице не менее 10 градусов тепла. Этим летом я также сделал граффити в Центральном парке столицы, на территории лыже-роллерной базы. Изображение заняло около 300 квадратных метров.

Динара Кулакпаева


Наверх